среда, 11 марта 2015 г.

Интервью, которое давала Председатель Общественного объединения предпринимателей Могилевской области Татьяна Козловская в 2014 году минским журналистам, не потеряло актуальности и по сей день. Просьба ознакомиться с ним и высказать свое мнение для продолжения диалога.


"Татьяна Козловская
Председатель Общественного объединения предпринимателей Могилевской области
Дата беседы: 2 июня 2014 года





 Как вы оцениваете условия, созданные для функционирования бизнес-ассоциаций в Беларуси?
– Для всех общественных организаций большой поддержки у государства нет. Бизнес-ассоциации работают с целью, чтобы решить проблемы бизнеса и оптимизировать налогообложение. Мы работаем с органами власти очень плотно. Но органы власти с мая 2013 года отменили для нас понижающий коэффициент на арендную плату. Как для всех общественных объединений, для нас был установлен понижающий коэффициент 0,1, они его нам просто-напросто убрали. Непонятно, откуда у нас должны быть резервы, чтобы заплатить арендную плату. Таким образом, государство говорит о своем отношении к нам.
Из-за этой проблемы мы были на грани закрытия. Но члены ассоциации нас поддержали, они помогли нам погасить долги по аренде.
– Вопрос аренды – это основная проблема в вашей работе?
– Сегодня 80% дохода нашей организации уходит на уплату арендной платы. Мы бизнесом не занимаемся, у нас нет таких доходов, как у организаций, которые занимаются бизнесом. Мы написали запрос совместно с Могилевским облисполкомом на правление Госкомимущества, чтобы нам этот коэффициент снизили. Нам ответили, что считают нецелесообразным снижать коэффициент.
– Насколько государство прислушивается к рекомендациям бизнес-ассоциаций в плане регулирования работы бизнеса в Беларуси и к рекомендациям вашей организации, в частности?
– Они прислушиваются, но прислушиваются выборочно. К тому, что легкореализуемо и что получается, они прислушиваются. Есть вещи, которые предлагаются, но их не слышат. Есть вещи, которые я предлагала еще в 2005 году, и сейчас эти предложения только начинают реализовываться. Хотелось бы, чтобы предложения принимались быстрее, но не всегда так бывает.
Что касается местных органов власти, то мы вносим какие-то предложения. Они пытаются эти предложения скомпоновать и отправить дальше в Министерство экономики, чтобы там рассмотрели наши предложения, наше видение.
Немного обижает отношение государства к бизнес-ассоциациям, потому что мы вроде бы работаем в одной упряжке, заинтересованы в одном и том же, и цели у нас одинаковы – улучшение работы бизнеса, увеличение налоговых поступлений. Но в то же время государство поворачивается к нам спиной.
– Вы только с местными органами власти работаете? Не выходите на центральную власть?
– Чаще всего мы работаем с местными властями. Но в проект Национальной платформы бизнеса Беларуси мы вносили свои предложения, работали в этом направлении, но это все идет через МССПиР. Мы как региональная ассоциация чаще работаем с местными органами власти. У нас не было случая, когда нам надо было обратиться в более высокие инстанции с проблемами наших предпринимателей.
– Насколько объединения бизнес-ассоциаций помогают вам в вашей работе?
– Мы являемся учредителями Республиканской конфедерации предпринимательства. Но я не сказала бы, что она нам чем-то помогает. Целью создания конфедерации было лоббирование интересов бизнеса на республиканском уровне. К одному предпринимателю никто не прислушается, и никто не прислушается к одной нашей бизнес-ассоциации. А когда мы вносим наши предложении консолидированно, естественно, к этому голосу прислушиваются. Помощи никакой от МССПиР или РКП мы не получаем. Мы работаем сами по себе и они работают сами по себе.
– Вы работаете только с МССПиР? С другими союзами не контактируете?
– Мы контактируем и с другими союзами предпринимателей. У нас партнерские и дружеские отношения.
– Сколько у вас сейчас членов?
– Наша организация не очень многочисленна. На сегодняшний момент она имеет чуть более 40 человек. Это наш костяк, члены, которые нам заплатят взносы и сейчас, и через год, и через 2 года. Когда после отмены понижающего коэффициента по арендной плате нам выставили сумасшедшие платежи по арендной плате, мы были на грани закрытия. Члены нашей организации показали свое лицо. Они пришли, внесли деньги на аренду, помогли создать свой сайт.
– Это в основном малый и средний бизнес или крупные организации?
– Это малый и средний бизнес. На крупный бизнес мы и ставку не делаем, потому что к нам больше идет средний и малый бизнес, которому мы можем что-то предложить. У крупного бизнеса есть свои юристы, экономисты, бухгалтеры. У малого бизнеса этого нет. У малого бизнеса есть потребность встретиться, пообщаться. Мы проводим очень много круглых столов.
– Вы свои функции видите, в первую очередь, как образовательные и коммуникативные, либо как лоббистские?
– Наши функции и образовательные, и лоббистские, и консультационные, и обучающие. Наши функции – обеспечение всех потребностей бизнеса. На любую встречу у нас приходит не менее 10-15 человек. Если какому-то нашему члену дали штраф, мы его берем под опеку и защищаем его интересы.
– Участвуете ли вы в проектах международных организаций?
– Нет. Мы финансируемся только за счет членских взносов.
– По вашему мнению, какова перспектива развития бизнес-ассоциаций в разрезе 3-5 лет? Станут ли они более влиятельными? Будет ли государство им передавать какие-то функции?
– Оно так и получается. Я работаю в бизнес-ассоциации 10 лет. Если посмотреть назад, то раньше государство бизнес-ассоциации игнорировало. Сегодня ассоциации занимают свою нишу. И уже к нам приходят письма с просьбой дать свои предложения, дать свое видение. Очень часто приглашают на заседания в облисполком. Мы являемся участниками кластера, и государство интересует наш опыт работы в кластере. Государство приглашает нас на все мероприятия и прислушивается к нашему мнению. Это большой прорыв, и раньше этого не было.
– Вы общаетесь с бизнес-ассоциациями из других регионов. Насколько могилевские власти лояльны к бизнес-ассоциациям?
– Наша местная власть относится к нам неплохо. Во всяком случае, по тем вопросам, с которыми я обращалась, местные органы власти никогда мне не сказали: нет, мы не будем решать эти вопросы. По вопросам аренды они сказали, что окажут всю помощь, которую могут оказать. Они направили свои письма и запросы. Какие-то шаги сделали нам на встречу."


Facebook комментарии